Санжар Мади: «Амре – абсолютно гениальный самородок»

Санжар Мади: «Амре – абсолютно гениальный самородок»

Играть исторических персонажей в кино всегда сложней, чем современников, особенно, если о твоем герое мало что известно. Именно с такой ситуацией столкнулся Санжар Мади - актер, сыгравший главную роль в фильме "Амре".  В интервью DAR Play он рассказал о том, как учился играть на домбре и что ему помогло лучше вжиться в роль.

- О твоем персонаже осталось довольно мало сведений. Расскажи, на что ты опирался при подготовке к роли?

- В первую очередь, это была огромная поддержка со стороны биографа Амре Кашаубаева, Жаркына Шакарима. Он посвятил 40 лет на изучение жизни и творчества Амре и это он, обнаружил те уникальные записи, которые хранились в папке с кыргызкими исполнителями.

Документальный фильм Майи Бекбаевой пролил свет на многие вещи. Книги про Амре или же его современников.

Собирали образ по крупицам и в итоге, поняли, что Амре – своего рода Будда, абсолютно гениальный самородок, со своим внутренним миром. Что его воздух это музыка, он чист и наивен, не злопамятен, откровеннен и беззащитен. Его не интересовала политика и подковерные игры.

 - В картине «Амре» довольно впечатляющие музыкальные сцены. Сколько времени заняло обучение игре на домбре, кто помогал?

- Нам важно было показать домбру именно его региона и особенно стиль игры, так как, они сильно отличаются друг от друга. Около двух с половиной месяцев я брал уроки домбры у моего близкого друга и одного из лучших домбристов Казахстана Нуржана Тажикенова. Каждый день по  несколько часов он объяснял и показывал особенности игры Амре. Мы разучили почти все композиции, но это было лишь полдела, надо было ещё совмещать игру на домбре и попадание в липсинг. За 2.5 месяца сложно научиться чему-либо и это время я вспоминаю с ужасом. Голова шла кругом, ведь манера игры на домбре исполнения песен осуществляется без какого-либо ритма. Исполнитель ускоряется или замедляется, когда ему вздумается и повторить одну и ту же песню дважды практически не возможно. Надо было запомнить все особенности каждой песни, держать в голове текст, правильно нажимать на аккорды левой рукой, правильно отбивать ритм левой и вести себя так, будто я всю жизнь этим занимался.

 - Для тебя это далеко не первый международный проект. Расскажи, в чем разница работы между казахстанскими, американскими, российскими и армянскими кинематографистами?

- Разница небольшая, разве, что на крупных проектах очень серьёзно с дисциплиной. Уволить кого-то из группы могут в два счета и поэтому каждый делает свою работу на все сто и в западных продакшнах есть рост. Если ты хорошо справился и твой фильм собрал хорошую кассу, то ты автоматически поднимаешься на следующий уровень.

Команды как правило интернациональные и атмосфера очень добрая и дружелюбная. Редко, когда на нашей площадке люди хвалят друг друга, просто потому что, действительно считают нужным это сказать.

 

- По сюжету твой персонаж скорее наблюдатель, чем активный участник. Как по твоему, чем это обусловлено?

- Я знаю, что зритель хочет видеть сильных и решительных героев, которые способны реку повернуть вспять, но это не про Амре. Амре - не супергерой или лидер. Он как листок, который оторвали с его родного дерева и ветром унесло далеко-далеко. Это тот случай, когда мир крутится вокруг него, а он лишь идёт по зову сердца. Из биографических данных Амре Кашаубаев был чрезвычайно скромный, наивный и обидчивый человек, он обижался на добрые приятельские шутки, потому что воспринимал всё близко к сердцу. Если бы мы его показали "хозяином судьбы", это был бы уже не Амре.

 - Это уже вторая биографическая роль в твоей фильмографии, после хана Кенесары. Кого бы еще и исторических персонажей ты бы хотел сыграть?

- У меня есть мечта сыграть Атиллу, но так же с удовольствием сыграл бы любого участника из Алаш Орды, так как эти люди очень сильные характером и тяжелой судьбой.